Венок

Лжелезнодорожное-2. Из сонной тетради.

Я оказался на железннодорожном разьезде в том самом месте, где запасной путь завершался тупиком. Совсем рядом, буквально в двух шагах от меня виднелся аккуратный гравийный холмик тупиковой насыпи с полосатой перекладиной, башмаки - ограничители на рельсах, тускло горящий красный глаз светофора. В тупике сиротливо стоял отцепленный пассажирский вагон. Дул ветер - сырой пронизывающий хлесткий, и пахло дождём, землёй и сыростью. Неприметная серая фигура отделилась от свтофорного столба и подошла ко мне, всем своим видом этот вертлявый тип напоминал булгковского Коровьева.
- Вот смотри, сказал он мне, видишь насколько этот самый тупик похож на надгоробие? Так выглядит, продолжал разглагольствовать он, всякое место где кончается путь.
-
Но, сказал я.
- Никаких "но" - всякое место где кончается путь будет выглядеть именно так. Ты присмотрись, вещал "Коровьев", - этот холмик гравия  в тупике - точь в точь могилка. Остаётся лишь прицепить к перекладине табличку -"здесь окончил свой путь вагон номер..." , да впрочем и прицеплять то ничего не надо, и так всё ясно. Вагон и вправду был древним даже на вид, ржавым и скособоченым. Этот только разве что в переплавку отсюда увезут, подумалось мне. "Коровьев" как будто угадал мои мысли: - да никуда его отсюда не увезут, так и будет стоять тут пока не сгниёт совсем, изрёк он. И вот ещё, - "Коровьев" небрежно пнул ногой невысокий столбик с километровым указателем, видишь цифру? Вижу, ответил я. Ну вот, имей ввиду, - никакой разницы нет сколько именно будет тут обозначено, итог всё равно один, - "Коровьев" кивнул в сторону тупика и достал откуда то сложенный в четверо лист. То была схема железнодорожных путей. Гляди - "Коровьев" начал водить по листу узловатым мозолистым пальцем, - схема была сложной. Развилки и пересечения, разъезды и станции, и тупики... В конце каждого пути свой, Ты всё понял? - произнёс голос откуда то из за спины. Я оглянулся - ни "Коровьева", ни железнодорожного разьезда, ни тупика. Я стоял на Смоленском кладбище, в зарослях папоротника среди рядов древних и совсем свежих могил. Накрапывал легкий дождь, пахло землёй, травой и сыростью...

Tags: